Сюнга – японские эротические гравюры периода Эдо

Мохнатый шмель
проник
под скрытое начало,
цветок утратил
девственный нектар.

Sudden Passion 8 For explanation of engravings Kacukava Syunsjo From “Modern Erotic Games” Album Author, author technique Anna Potri Неожидання страсть, лоскуты, вышивка

«Неожидання страсть»,  авторская техника  Anna Potri

Для начала, давайте разберемся, что же такое сюнга. Сюнга – это, отнюдь, не порнографическая картинка, как может показаться вначале. Это большое эстетическое удовольствие эротического содержания. Сюнга можно и нужно «читать», разгадывать, так же как мы читаем любое художественное полотно. В этой статье я помогу вам побороть, сложившееся у нас ханжеское отношение к такого рода искусству. И   только тогда вы увидите истинное лицо прекрасного эротического искусства, отбросив всю порнографическую составляющую.

Японские весенние картинки начали свое зарождение около 10 века с китайских медицинских пособий. Так как в это время в ходу японской аристократии было все китайское, даже китайский язык был языком знати (практически как французский в России). Изначально, такие медицинские справочники, представляли из себя своего рода пособия по физиологии сексуальных отношений между мужчиной и женщиной. Так как такие издания были очень редкими и дорогими, в основном они были в ходу у аристократии того времени. Они коллекционировали их, берегли как обереги, как культ плодородия.  Передавали по наследству, дарили молодоженам, как символ культа плодородия. Именно к этому периоду можно отнести первые упоминания о макура-э (эротических картинках). В некоторых источниках их обозначают как «картинки для подушки» или «книжки у изголовья».   Помимо развлекательного значения, такие свитки, а позже они стали альбомами, также выполняли образовательную функцию для молодых пар. Пособие по культуре половых отношений дарилось будущей невесте, а иногда и жениху, или подкладывалось под подушку родителями новобрачных в первую ночь.

         Ну, и конечно же спрос рождает предложение. С началом развития цветной гравюры укиё-э, о котором можно подробнее прочитать в статье,  началось и развитие жанра гравюры сюнга. Но, так как японцы умеют эстетизировать все, к чему прикасаются, они также, облагородили и превратили в искусство данные медицинские пособия.

Интересно, но практически все известные японские художники Золотого периода Эдо   рисовали сюнга, хотя и не всегда ставили свою подпись под рисунком. Чаще всего, они видоизменяли свое имя и современным искусствоведам остается только догадываться о принадлежности гравюры кисти мастера по тем или иным признакам. Иногда это характерные приёмы художника, иногда резчика, а иногда и печатника, так как обычно, они работали тесной командой. Об этой особенности гравюропечатания вы можете прочитать в этой статье. Сразу хочу пояснить, что так как сюнга имела коммерческое предназначение, художники рисовали её по заказу клиентов, в большинстве случаем которыми выступали торговцы – наиболее обеспеченный и наиболее покрытый всякого рода запретами слой японского общества. Как я уже писала в статье, вся жизнь в Японии периода Эдо была строго регламентирована. Существовало множество запретов, касающихся торговцев,  от ношения кимоно из определенных тканей, до уклада их жизни. И заказывая сюнга, торговцы, как бы пытались реабилитироваться в социуме, иногда пародируя окружавшее их, и делясь своим эстетическим пониманием мира. Хотя часто, роль сюнги была чисто рекламная — например реклама новой ткани для кимоно. 

Но вернемся к гравюрам сюнга.  Вначале это были очень дорогие свитки, созданные вручную из дорогих материалов, часто напечатанные на шелке или позолоченной бумаге, но с развитием гравюропечатания, сюнга получила более широкое распространение и стала доступна. И собственно с этого момента, ставшая известной широкой публике, получила свое имя – Сюнга или весенние картинки.

Почему «весенние картинки»? Этому есть несколько объяснений. Во-первых само слово сюнга состоит из двух иероглифов – весна и картинки. Весна – это синоним слова секс в высоком понимании. Как я уже писала в статье о квартале Ёсивара, квартал утех также имел второе название – зеленый квартал. Во многом это было связано и с тем, что квартал находился на бамбуковых болотах и действительно был изначально зеленым. Но, во многом, это название было метафорическим – означающим зарождение чего-то: чувств, эмоций, страстей и любви.

 Сюнга невозможно рассматривать исключительно с физиологической точки зрения. Каждая гравюра очень целостна и объемна по своему содержанию и может рассказать целую историю. Гравюра сюнга, как яркий представитель всего понятия укиё-э, показывала все грани повседневной жизни японцев того времени. 

Молодой самурай со своим наставником

На ней мы видим не только жриц любви из квартала удовольствий, но и вполне тривиальные, будничные сцены повседневного быта, где изображены муж и жена, любовники, самураи со своими юными учениками, как на этом фото (ну об этой стороне жизни самураев вы можете прочитать в статье). 

Это могла быть какая-то отсылка к героям легенд, зарисовка неожиданной страсти, которая возникла в момент стирки белья, или приготовления еды. Это могла быть пародия на спектакль или какую-то гулявшую в данный момент сплетню из истории театральной жизни. Это могла быть отсылка к каким-то политическим событиям.  Рассматривая каждую деталь гравюры можно увидеть и прочесть неожиданные детали повествования. Например, по костюмам или прическам персонажей можно определить какого ранга эти любовники; это влюбленные или простая куртизанка и клиент. По предметам в комнате и виду из окна можно определить историю их встречи, можно понять, чем занимались любовники до встречи. Любая гравюра настолько наполнена смыслом, что первичное изображение самого физиологического акта, как-то теряется на фоне всех этих загадок. 

Прекрасная иллюстрация знаков в виде салфеток и скрюченных от экстаза пальчиков ног.

Например, если рядом с любовниками лежат скомканные листы бумаги и кисть для каллиграфии – то девушка слишком долго ждала своего возлюбленного. Пока она ждала его, она писала ему стихи – это как определенное литературное клише в прозе того времени. Но, совсем иное прочтение могут показать нам скомканные салфетки, лежащие возле возлюбленных. По ним можно определить насколько долгой и страстной была любовная встреча, ведь салфетки использовались точно так же, как и сейчас, для вытирания лишней жидкости.  Конечно же, на гравюрах сюнга присутствуют и другие, более завуалированные символы, такие как например бутон сливы на гравюре означает девственность, наличие водопада или бегущей воды на ширме означало, что перед нами не куртизанка, т.е. девушка не продающая любовь; широко раскинутое кимоно говорила о приближении кульминации.

Часто, гравюры были серийные и рассказывали всеобъемлющую историю знакомств. Как правило, сюнга издавалась альбомами из 10-14 работ, такой своего рода комикс, где на обложке была вполне безобидная встреча двух возлюбленных, а на обороте – их прощание. Вполне себе приличный с виду сборник гравюр, позволявший продавцам смело продавать такие альбомы.  Хоть сюнга и была в какой-то мере нормой японского общества, все же интимные сцены не принято было разглядывать или выставлять принародно. Существовала некая тонкая грань этики, которая соблюдалась.    

Гравюра «Подарок любви» На гравюре изображена девушка, надевающая на член театральный костюм, явно является очень тонкой иронией в отношении актеров театра.

Иногда, сюнга рисовали как комикс с острой сюжетной линией и достаточно смелыми текстами. Во многих случаях это были юмористические рассказы, наподобие наших пошлых анекдотов.  Зачастую юмор на гравюре был очень непристойным и острым.  Если рассматривать в целом явление сюнга – то она была своего рода бунтом торговцев в полицейском государстве Золотого Века Эдо.  Заказывая сюнга, торговцы, как бы пытались реабилитироваться в социуме, пародируя, иронизируя над окружавшим их. Сюнга была проявлением эротизма, часто связанного с пародиями, в том, числе и с политическим подтекстом.

Что касается текстов на гравюрах, то, не все нам доступны к пониманию и прочтению, так как, практически, все тексты написаны скорописью, в которой форма иероглифов кана в значительной мере изменена. Сегодня, существует очень немного специалистов, которые могут расшифровать и прочесть эти тексты. Кроме того, зачастую, в текстах присутствуют шутки или намеки, понятные только жителю того периода, что усложняет задачу. Необходимо быть знатоком всего периода Эдо, чтобы расшифровать послание на гравюре. Например, только тексты на Гравюрах Кацусика Хокусай были расшифрованы полностью. С развитием компьютерных технологий с использованием искусственного интеллекта, понемногу, эту проблему начали решать, но еще много миллионов текстов остаются не разгаданными.  

Но, вернемся к практической стороне гравюры. Как уже было сказано, изначально такие медицинские трактаты были популярны среди знати, когда же появились более дешевые варианты гравюры, оказалось, что они имеют способность укреплять мужество воинов перед битвой. Воины складывали сюнга под подкладку своего боевого шлема и носили гравюры на голове.  Так же известно, что уже позже сюнга стала оберегом от пожара. Вероятно, имея в доме нарисованный сексуальный пожар, пусть и метафорически, считалось, что другой пожар обойдет дом.

Как мы можем увидеть, на гравюрах сюнга партнеры не изображены полностью раздетыми и обнаженными. Голое тело для японцев не являлось возбуждающим, как и грудь женщины, как и гениталии. Связано это с тем, что в том периоде, в Японии были другое, чуждое европейскому менталитету отношение к телу. Существовали общие бани, где мылись и мужчины и женщины вместе. Туалеты также были без дверей и часто построены со входом, расположенным к улице. То есть, человеческое тело, само по себе не являлось чем-то секретным, а посему не было возбуждающим. Я помню рассказы моего отца, который работал какое-то время в Китае в середине семидесятых годов, в которых он описывал, как запросто справляли любую нужду китайцы прямо на улице. И все это было в рамках приличия.

В гравюрах сюнга эротизм представляло некое эфемерное, ускользающее чувство полунамека: полураскрытые одежды, небрежно растрёпанная в порыве страсти прическа, упавшая шпилька,  скрюченные в экстазе пальчики, оттопыренные ушки, маленький треугольничек на затылке, не покрытый рисовой пудрой, голая ножка, выглядывающая из под нижнего кимоно, широко распахнутый ворот кимоно, обнаживший нежную шейку.

Однако, открытые участки тела, а чаще это были гениталии, изображались художниками в гиперпреувеличенном виде, далеком от реальности. На многих гравюрах, полураспахнутые полы кимоно показывают нам мужские фаллосы огромных размеров. Европейская публика часто подшучивала над японцами, называя такие гравюры «несбывшейся мечтой японцев».  По поводу такого преувеличенного изображения есть много суждений. По одной из версий, когда одного мастера старой династии спросили, почему он рисует члены таких огромных размеров, он ответил, что «Если изображать их в натуральную величину – то там и смотреть не на что!». То есть, в обществе, где отсутствовало табу на изображение обнаженного тела, привлечь внимание могла только такая преувеличенность, я бы даже сказала – извращенность, которая трогает неискушенного зрителя. По моему мнению, такое изображение центровало композицию, делало мужское достоинство центром и символом начала.

Кстати, что касается самих названий органов, то в японском языке есть более тридцати названий только для женского органа. Все они очень поэтично подразделяют его на возрастные категории, чувственность, описывают степень возбуждения, цвет и запах. В русском языке же, к сожалению, присутствуют или медицинские термины, или непристойные ругательства. Все это, также, усложняет переводы текста. Ведь японский язык – язык глубоких метафор.

Далеки от реальности и позы самих влюбленных. Иногда это были совершенно неестественные акробатические трюки, невозможные с анатомической стороны. Но все это гиперприувеличенность и нарочитая неестественность, для меня, как художника, говорит только о желании показать действие в плоскости рисунка. Ведь, неестественная поза, как бы, просит нас распрямить позу, как бы обманывая наш мозг, призывая додумать действие, которого нет. Сжатые, скрюченные пальчики на ногах и руках показывали высшую степень наслаждения, а неестественность позы, зачастую – порыв страсти, настигший влюбленных.

Интересная деталь. На гравюрах сюнга, даже в самых откровенных сценах вы не увидите поцелуев. Все потому, что поцелуи в Японии не были распространены никогда, и даже считались чем-то зазорным и извращенным. Отношение японского общества к поцелуям в хорошо демонстрирует эпизод, который произошел в 30-е годы 20 века. В только что открытой заново Японии, начали проходить выставки мирового искусства. На одну из выставок французы, привезли знаменитую статую Родена «Поцелуй», на которой изображена обнаженная целующаяся пара в манере той эпохи. Так вот, японские власти сочли скульптуру верхом неприличия и хотели отменить её экспозицию. Привезших выставку французов шокировал тот факт, что японцы остались совершенно равнодушны к голой натуре, но отвратительным им показался сам поцелуй и поэтому они просили закрыть головы статуи платком.

Тут представлена одна из немногих гравюр сюнга, на которой изображены целующиеся партнеры. Наверное, для того времени это была вульгарная и извращенная до неприличия картинка.

          На множестве гравюр сюнга запечатлен морской секс-символ Японии — осьминог, с которым связано множество древних поверий. Одно из таких — легенда о гейше Наруко, подававшей блюдо из осьминога к обеду мужчине, с которым готова была вступить в половую связь. Кстати, среди трех шедевров великого Кацусико Хокусая, известного всем по картине «Большая волна в Канагаве», одна является сюнгой – «Сон жены рыбака», на которой изображено соитие огромного осьминога с женщиной.

         Довольно часто в сюнга присутствовали сюжеты соития с животными или потусторонними силами, однако, очень редки изображения насилия. Можно сказать, что здоровая сексуальность и эротизм воспевала любовь по согласию.  

На всех гравюрах того периода можно заметить обезличенность героев. Это связано, опять же с запретами и цензурой. Было запрещено изображать конкретных людей. Тем более, что часто сюнга были пародийными или карикатурными – это могло оскорбить кого-либо. Поэтому опять же все угадывалось с помощью зашифрованных посланий, текстов, знаков.

Однажды, великий Утамаро Китагава нарисовал гравюру, на которой изобразил куртизанок в образах наложниц крупного политического деятеля того времени – Тоётоми Хидеёси. Цензура быстро обнаружила неподобство, и художника заковали в колодки и посадили под домашний арест, после которого он так и не поправился и вскоре после освобождения умер.

О распространении жанра сюнга говорит тот факт, что около 50 процентов всего тиража всех гравюр приходилось именно на жанр сюнга. Её даже было принято дарить послам других государств в качестве дипломатического подарка. Так, она попала в Европу и Россию. Известно, что сюнга была преподнесена Царю Дмитрию и Николаю второму. В Европу же её привез адмирал Мэтью Перри.  

Конечно же, гравюра переживала и периоды цензуры. Когда недвусмысленные тексты сюнга подбирались очень близко к щекотливым политическим темам, появлялось всевидящее око цензуры. В 1722 году ксилографическая, дешевая сюнга была объявлена нелегальной на целых 20 лет, что, впрочем, не уничтожило её, а просто загнало в тень. Картины же, эротического содержания были не запрещены, но, как и в былые времена, оставались уделом богачей.

Вскоре, с приходом династии Мейдзи и влиянием христианства на японское общество, сюнга, все-таки, попала под запрет и потихоньку, как и весь Золотой Век Эдо ушла в забытье. Для императорского двора было очень важно показать иностранцам пристойность нации. А сюнга была слишком шокирующим явлением для иностранцев. Поэтому, о сюнга постарались забыть, как о каком-то архаичном и непристойном прошлом.     

По иронии судьбы, после запрета сюнга на родине, в Японии, она получила известность и популярность в Европе, но это уже другая история, о которой я рассказала в этой статье.

Вот такая история о вечном. Про себя скажу, что впервые увидев сюнга в каком-то сборнике я была поражена и восхищена изяществом линий и форм, которые совершенно без ханжества описывали такую запретную для нас в то время тему. Я очень внимательно изучила и воспроизвела четыре сюнга, которые вы можете найти здесь:

«Неожиданная страсть»

Sudden Passion 11 For explanation of engravings Kacukava Syunsjo From “Modern Erotic Games” Album Author, author technique Anna Potri Неожидання страсть, лоскуты, вышивка

«Неожиданная страсть» по мотивам гравюры Кацукава Сюнсё Из альбома «Современные эротические игры» 48х63, авторская техника Anna Potri

 «Слушая кукование кукушки»

Слушая кукование кукушки Anna Potri 3 Listening to the call of a cuckoo

«Слушая кукование кукушки», По мотивам гравюры Кацукава Сюнсё Из альбома «Современные эротические игры», Автор, авторская техника Anna Potri Размер 59 х 38

 

 

 

 

 

 

 

«Под пледом»

Under the blanket AnnaPotri 8) Под пледом, вышивка, лоскуты

«ПОД ПЛЕДОМ» по мотивам гравюры Утаморо Китагава «Чувственная женщина с молодым человеком» Из альбома «Камацубуки» авторская техника АNNA POTRI размер 48х63см

«Любовники на веранде» 

«Любовники на веранде» По мотивам гравюры Китагава Утамаро Автор, авторская техника Anna Potri Размер 40х60

 

 

 

 

 

 

 

 

Надеюсь, я смогла донести Вам свое видение этого прекрасного искусства и Вы посмотрите на него другими глазами.

Ваша Anna Potri